Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:44 

lock Доступ к записи ограничен

...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:07 

...
если жизнь тебя имеет
значит она тебя хочет (с)

13:47 

...
Под кожей бьется новый пульс. синий. с искрящимися линиями жизни. холодный, как тысяча метрополитенов. горячий как кресла в кинотеатрах.
мы не остались теми же.
я не осталась той же...

под венами новая кожа. под кожей новые вены.

три тысячи первый раз перерождения.
не лучше.
просто старше...

18:23 

...



ТЫ ДУРА
ДУРА
ДУРА!


16:20 

...
Нас вобщем-то нет. Она ушла в заслуженый отпуск. Моя и только моя. К ней доступ запрещен.
Когда мы сидели и пили серную кислоту с мартини, мне пришлось стукнуть ее по голове кирпичом. В этом нет ничего забавного и милого. Мы просто решили покурить.
И новая жизнь. Моя жизнь. Она пахнет сгоревшими досками. Мосты горят? Ты знаешь, что впереди? ах, Я тоже)
Мы красим губы в красный. И кончиками пальцев гладим его ресницы, когда он спит. Мы шепчем ему, что возможно мы больше никогда не вернемся. Мы шепчем это ему, ей и еще им. Мы шепчем, что нашли путь к свободе.
И я раскрываю черепную коробку и достаю оттуда кусочки засохших мыслей и воспоминаний. Теперь я знаю, как забыть номер телефона за минуту.
Может, еще по кусочку?
Хочу вас покормить.
вы не голодны?
как? вы меня забыли?
неужели?
нагнитесь ниже. дайте-ка я вам шепну на ушко гадость)

от счастья задыхаюсь. это так прекрасно)

и снова с вами
никогда не ваша Марла.


21:21 

...
Она сидит передо мной, как забитый котенок. Маленькое и глупое создание. Нет, мне не присуща синтементальность, но когда она плачет, я не могу сделать ничего лучшего чем занять ее место. И вот я здесь. А она плачет. Да. Именно напротив меня. у нас это уже почти принято. У нас это уже почти традиция. Изучать зрачки через кожу век. По ее пальцам не течет кровь, как она иногда пишет. Нет. Это слезы. Простая водянистая стерильная жидкость. По составу близка к физиологическому раствору. Вы верите мне? Нет! скажите же, вы верите мне?
Я Говорю ей, что не стоит плакать из-за кого-то. Я говорю, что нет никого лучше меня. Но эта дура не хочет меня слышать! Знаете, она вообще не слушает меня. Тихо игнорит, как глухая старая кошолка. Дура! Но я ее люблю. За что? Да хватит же задавать этот чертов наитупейший вопрос. Я в любви знаю толк. Хоть она и наплела, что я не умею любить. Да к черту...
Я пытаюсь донести до нее, что жизнь настоящая сука с которой приходится трахатся. Но ведь можно получать оргазмы.
И снова эти слезы. Они достали. Наше видение мира слишком различно, но я ведь вижу эти сгустки вен, которыми она обвязывает позвонки. один за одним. Каждый в отдельности. Каждый. Я вижу как растекается жидкость по трубам. по сточным трубам дождинками вниз.
И каждый день ее боль обретает материальные формы. В виде зажатых сосудов. Прищепки из мышц. Куски мяса окутывают ребра и выдавливают из них апельсиновый сок. Вот что я вижу.
И она идит напротив меня, а кожа осыпается желтыми листьями к моим ногам.
Я обнимаю ее и говорю, что только я ей нужна. Поверьте, она это прекрасно знает. Вы верите мне? Верите?
И листья остаются на моем плече. холодные листья, как расплавленный свинец на грудь.
И она поднимает глаза бледно-зеленого цвета и я вижу признаки идиллии в ее расширенных зрачках.
Она говорит мне

я люблю тебя

вы верите???

17:20 

факт

...
мы снова отстали от жизни.
общественный транспорт ломается рельсами.

побегу пешком.
беги, лола, беги, черт тебя раздери на клочки бумаги.
по крышам. и вниз. как требует мода.
но не сегодня.
завтра утром. ближе к шести пиэм.
жди тчк.

21:25 

...
все будет так, как захочется.
только неизвестно, кому...

12:03 

...
Сегодня мы сидим на какой-то скамейке на какой-то окраине какого-то города. Точнее, сижу на скамейке я, она сидит на земле прямо напротив меня и изучает песок на наличие отмерших клеток человеческой кожи. Вы спросите, как мы оказались здесь. Нет, вы не спросите, а я отвечу. Мы просто искали место где можно покурить в одиночестве. Пока земля не повернулась к солнцу так, чтобы оно залило своим лживым светом все окружающее пространство, мы выбежали из … и пошли прямо. И вот, мы здесь!
Она выглядит слишком сосредоточенной в своем поиске. Я совершенно точно знаю, что она найдет что угодно, но только не то, что ей нужно. Она поднимает пинцет на уровень глаз и пристально вглядывается в какую-то песчинку и, словно читая мои мысли, говорит:
-с людьми часто так бывает. Они просто ищут не то, что им на самом деле нужно.
Она подносит пинцет к губам, сдувает песчинку и начинает рассматривать ладонь в поисках нового подозрительного объекта для просмотра:
-все что людям нужно - это покой. Внутренняя удовлетворенность. Но их истинное желание слишком завуалировано.
Она высыпает песок из ладони и берет новую горсть:
-люди не любят неожиданностей. Они врут. Все что им надо-стабильность.
Я вижу, как она щурится. Ее глаза осенью меняют цвет и становятся бледно желтыми, как красные кирпичные стены. Она слишком сосредоточенна на процессе поиска и просто не замечает ничего дальше своей ладони и пинцета. именно такое создается впечатление, но она продолжает говорить:
-никогда не знаешь, сколько лет этим песчинкам
Она говорит:
-может, сейчас я прикасаюсь к древности
Она высыпает еще одну порцию песка. И тянется за новой, но ее взгляд направлен на муравья лениво ползущего по ее ноге. Вы бы видели ее глаза. Нет, там не было маниакального изумления. Там была пустота. И спокойствие. Она взяла муравья пинцетом и поднесла к глазам.
-как думаешь, им больно, когда отрывают лапу?
Она пристально смотрит на меня:
-эта боль сопоставима с человеческой?
Я незнаю, что ей сказать и молчу. Она подносит муравья вплотную к моим глазам так, что я его не вижу и спрашивает:
-убить муравья-это гуманно?
Она кричит:
-разве это не лишение жизни живого существа?
Я говорю:
-убери его от моего лица
И она успокаивается. Отпускает муравья и снова начинает изучать песок на наличие. Я смотрю на нее не отрываясь. Пытаясь найти на ее лице дырочки через которые совсем скоро полезут эмоции тонкими струйками. Но она не видит меня. Она никого не видит. Только слова, как холодные капли. Когда дрожь пробирает тело и кап-кап-кап. Я знаю, что она хочет мне сказать. Я знаю, что будет через тысячи минут, но все что следует дальше - это молчание. Молчание не предусмотренное в сценарии. Глубокое и очень густое молчание, повисшее над головами желтыми, как небо, листьями. Я знаю, что дальше я должна буду закинуть ногу на ногу. Правую на левую и закурить тонкую. Но вместо этого я наклоняюсь к ней и указательным пальцем поднимаю ее лицо за подбородок. Теперь мы встречаемся зрачками и я говорю:
-убивать муравья негуманно, Марла
Она пристально смотрит в мой правый зрачок и говорит:
-ты любишь ее
Она кричит:
-ты любишь ее!
Кидает горсть песка мне в лицо и поднимается на ноги. Я вижу дырочки, которые искала. Из них текут эмоции горько-сладким соком. Она кричит:
-Но ты должна любить меня! Меня! Это я всегда с тобой! Я! Я всегда хожу рядом, я всегда! Это я буду с тобой в радости и печали, блядь! Я! Я! Я! И ты должна любить меня! Так же как я люблю тебя!
Она замахивается и со всей силой, что есть в ней, бьет кулаком по лицу. Я чувствую, как режут щеку острые обломки зубов. Она хватает меня за волосы и кидает на землю. Топчет ногами. Острыми шпильками впивается в грудную клетку и заворачивает ребра вовнутрь. Она переламывает кости. Я определенно точно знаю, что она что-то кричит, но я не слышу из-за того, что у мня уже нет ушей и вообще, мой череп похож на овсяную кашку с кровью.
Выбившись из сил она садится на скамейку и закуривает тонкую. Я знаю, что она сделает дальше. Но она достает из своей сумочки черный пакет для мусора и, присев, аккуратно и, даже, с любовью укладывает останки.
Она говорит
-пойдем домой, милая…пойдем домой…

09:16 

...
в этой комнате без дверей обои умеют разговаривать не хуже, чем. они грязно-бежевого цвета, хотя когда-то были ярко голубыми. мы сидим на паркетном полу и в тишине отчетливо слышно, как от малейшего поёрзывания скрипят старые доски. ты спрашиваешь: "как думаешь, под ними живут синие червячки?" и я говорю, что мы можем проверить.
вы не поверите, но в этой комнате действительно нет дверей, нет окон и дырок в стенах. есть только щели между досками в полу под которые отчаянно не хочется залазить кончиком ногтя. и мы здесь совершенно одни. нас двое и одна свеча. обычная восковая свеча обычного воскового цвета стоит между нами и от нее веет холодом. на стене, справа от меня, висит изображение эскалатора. да, именно, эскалатора и он двигается, если на него смотреть не отрываясь сто_двацать_две секунды. а слева от меня, на стене, детской рукой нарисовано окно. кто-то был здесь до нас. это все, что я могу рассказать об окружающей нас обстановке. мы сидим, молча рассматривая вены на запястьях. одна из нас пытается их подковырнуть ногтем мизинца.
она спрашивает, что я собираюсь делать. и я, пристально вглядываясь в ее лицо говорю, что вижу тень от эскалатора у нее на губах. и дальше по сценарию тысячиминутное молчание.
в этой комнате мысли направленны в тысячи сторон но отлетают рикошетом от твердой поверзности стен и так до бесконечности пронизывают сталь мозга. мне нестерпимо хочется рассказать о... и она высовывает из под кожи листик примерно 2 на 5 сантиметров и просит: "напиши, что ты думаешь о...". мысли все так же пролетают сквозь и я принимаюсь старательно выводить буквы кончиками пальцев. по очереди. я пишу "я не могу разобраться" и она вытаскивает из заднего кармана джинс смятую пачку сгарет.
я пишу:"они меня не вдохновляют"
слышится тихий скрежет, стон, звук срываюихся пружин, скрип. я знаю, что происходит и продолжаю:
"я слишком много знаю"
и слышитс треск ломающихся досок.
"я разрушаюсь от осознания"
воздух начинает давить на глаза. я вижу как она медленно закуривает и невозмутимо смотрит мне в глаза. через веки. сквозь. прожигает как будто свеча изо льда.
"они все слишком много мнят о себе"
стены продвигаются все ближе
"их жизнь подобна бессмыслице"
я чувствую как стена уперлась мне в спину.
"я хочу чтобы они поняли"
правая стена упирается мне в локоть.
"я хочу донести до них смысл слова "смысл"."
левая стена с криво нарисованным окном упирается мне в левое плечо.
"я хочу чувствовать"
верхняя стена упирается мне в голову
"я хочу чтобы они вдохновляли"
она тушит сигарету об стену и говорит:
"ты размажешь себя по собственным границам"
говорит:
"не ставь рамок"
говорит:
"всегда есть выход"
кричит:
"всегда есть выход! посмотри вокруг!"
шепчет:
"мне пора"
встет на первую ступеньку эскалатора и он везет ее куда-то туда. /показывает пальцем вверх/
я пишу:
"я хочу чтобы мир стал шире"
а она смеется.
я вижу, как стены покрываются мелким почерком. одна за одной буквы, строчки, предложения. строчки. строчки. строчки. тысячи слов. я слышу как что-то скрипит как карандаш о бумагу. и новые слова проявляются на грязно-бежевых обоях.
я читаю буквы. одну за одной. они приявляются. они пишут о стереотипах. кто-то невидимый пишет о стереотипах.
я читаю. бесконечно читаю. читаю, пока не заболит голова. читаю. читаю. читаю.
я закрываю глаза и обхватываю голову руками. чувствую, как давят стены, как хрустят кости.
я пишу на стене:
"я хочу чтобы у меня был ластик", "я хочу чтобы мой мир стал шире"
я открываю глаза и вижу ее у эскалатора
она говорит:
"ну что, ты идешь?"

19:50 

...
я больше не хочу ставить из себя кого-то.
я, как и ..., никто.

никто.
отражаюсь в стеклах, как и вы все.
вы-личности
поздравляю.
а я-никто
спасибо. всем.

16:26 

...
как иногда некомфортно от отсутствия вразумительных мыслей.
я молчу потомучто молчание гораздо лучше, чем пустая болтовня. молчание гораздо содержательнее разговоров ни о чем. молчание-это мое желание слушать.
так хватит же спрашивать меня почему я такая молчаливая. хватит!!! хватит!!!


я лучше расскажу, что дождь-это не просто дождь. с неба падают теплые капли. одна за одной. на зонтики. прожигают, пробивают оболочку и впиваются прямо в кожу чтобы прорасти весной цветами. следующей. когда-нибудь. когда все станет иначе. когда надежда всех людей, надежда на лучшее станет реальностью. мигом. прекрасным мигом, прежде чем станет обыденностью. а вечерами теплый плед укрывает твои плечи, как будто чужие руки в которых толчками отдается кровь. и так не хочется вылазить из этих крепких объятий с кружкой горячего чая. не хочется открывать дверь непрошенным гостям. а капли все просачиваются через ткань разноцветных зонтов, через ткань курток, через окна. они пролазят в щели между створками, они мелкими брызгами падают на сигареты и прорастут однажды. тогда, когда кто-нибудь умноженный на пару тысяч поверит в них. и смешается с холодными пожелтевшими листьями, которые покрасятся к следующей весне. чтобы прорасти в них. чтобы разорвать цепи стереотипов они проберутся до самого сердца. когда-нибудь.



19:22 

...
грустно.
разьедающе грустно.

16:42 

...
мне нравится быть той которой я являюсь
потомучто вы так не умеете
.

13:55 

...
я не хочу контролировать своих действий, слышишь?
у меня кровью текут вены по трубам! и никогда не...
осень делает нас старше. примерно на одну пятую жизни в клетке.
осень делает нас рыжими своими отражениями от неба земли.
и я надорву свой голос рассказывая тебе как сильно я тебя.

09:19 

...
а я незнаю почему из твоих ногтей растет трава и упирается в потолок твоей комнаты. или нашей. ты снова извинишься и выщипывать щипчиками очень больно.
почему пальцы путаются в волосах-венах, а я не могу совладать со злостью, которая подбирается к горлу как дым от сигареты-палки.
что нам делать, когда мы останемся одни и розовые слоники вымрут как мамонты.
определенно, выщипывать траву из твоих ногтей.
эстетическое наслаждение прежде всего.
не трогай.
у меня приступ паники.

18:24 

...
невозможность изменить этот чертов мир заколяет в нас способность к смирению.
а они снова ходят по булыжникам. я сама видела. собсвенными отсутствующими глазами!
она ведь так просто может потерять шкатулку со стеклянными бриллиантами. легче, чем представляет это себе воспаленный мозг.

это болезнь, а не любовь.
или любовь-это болезнь.

11:00 

Perfumer

...
ждём...


12:11 

...
когда ты снимаешь свой полосатый свитер, я вижу часовой механизм вживленный в твой позвоночник. разноцветные проводки придают твоей коже синевато-зелено-красно-черный-идт оттенок.
тебе, как и всем нам, надоело жить. тебе просто смертельно надоели муравьи ползающие у тебя под кожей вместе с проводками-змейками. ты просишь только перерезать какой-нибудь проводок, чтобы лишить нас обоих права на будущее существование.
"где ты берешь такие ножницы?", спрашиваю я и поддев кожу у основания позвоночника разрезаю кожу на две половины. ровно по линии позвоночника.
"я делаю их из чужой шерсти",отвечаешь ты и закуриваешь свою последнюю сигарету.
"а какой провод резать?", спрашиваю я
"какой твой любимый цвет?"

21:12 

...
я расскажу тебе, что у меня распухли руки. выдавились глазные яблоки и волосы. волосы снова похожи на мочалку, которую можно купить в супермаркете. знаешь, они разных цветов бывают, эти мочалки. да и вообще, ногти хочется выдрать вместе с пальцами.
а ты сидишь напротив и по привычке пафосно куришь. эти толстые. зеркала отражают твои идеально уложенные волосы и кольца на пальцах. одно теперь мое.
и в этих отражениях я уже не разбираюсь где я, а где отражения, где ты, а где иллюзия.
мы молчим, как и положено. как и написано в сценарии.
а после ищем реальные губы чтобы искусать их.

холодные листья осени.

главная